воскресенье, 23 августа 2015 г.

Про то, что некоторые процессы не завершатся никогда


Анна Сосновская #психотерапия #гештальт #Кастанеда #самоактуализация Про то, что некоторые процессы не завершатся никогда. В третьей книге Кастанеды «Путешествие в Икстлан», где Карлос отказывается от наркотиков, и где он с помощью Дона Хуана ищет в себе силы, говорится о многих психологических вещах, которые развиваются в процессе длительной гештальт-терапии. Икстлан – это сложная метафора дома, простой и не осознанной жизни, с родней и привязанностями юности. Туда человек «знания» не может вернуться никогда. Он выходит на другой уровень осознавания. Хотя человека знания учат отказываться от привязанностей, есть определенные процессы – любовь, тоска, ностальгия – которые не завершаются даже у самых сильных. Остальных, не приобщенных, Кастанеда видит как призраков. Гурджиев называет их спящими. В неопсихоанализе и современном искусстве тоже есть эта тема - тема намека на утерянный Рай, поиск того самого впечатления-наслаждения, желания, постоянная нехватка, которую человек стремиться чем-то заполнить. Человек знания совершает определенную работу – иногда очень специфическую, как например, управление сновидениями или недеяние (это дзен). Главное и похожее на гештальт-терапию – это стирание личной истории (то есть социальной ипостаси) и остановка мира (то есть избавление от шаблонов восприятия). Человека можно представить как личность и сущность, где личностью становятся в процессе социализации. Это процесс наращивания защит (ролей, установок, принципов, социального поведения). Сущность – неуловима, она является творческим импульсом и о ней может делать выводы наш внутренний контролер. Сущность или селф проявляется в делании, и постфактум наша социальная идентичность может о ней что-то сказать ( и это, конечно, постулат из экзистенциализма). Например, селф говорит, а социальная идентичность слушает как селф говорит. Очень важно чтобы эта внутренняя коммуникация была налажена у человека. До этого в терапию ему нельзя ИМХО, и даже Д.Хломов (руководитель в России гештальт направления, МГИ) говорил, что до 30 лет в психотерапию не надо брать. Я с ним согласна. Или же брать с прямо противоположной задачей. В процессе психотерапии осознаются и отбрасываются социальные защиты. А если человек их не нарастил? И теперь последнее разрушил? Тогда и встречаем таких социально неадекватных и не интегрированных психотерапевтов. Психологический рост – это чрезвычайно серьезно и болезненно, только для очень мужественных или совсем наивных и неосознанных. Я благодарна социологическому знанию , благодаря которому я сохранила свои защиты, но и путь прошла – то, что нас не убило, сделало нас сильнее). Немного социологии. Я писала свою диссертацию по профессиональной идентичности, и использовала как метод качественную социологию, которая от количественной отличается отсутствием математического аппарата, цифр и ориентацией на смыслы и интерпретацию. Многие мои рецензенты отметили, что это в их понимании социальная психология (на мой взгляд, непонимание), и свою монографию по их наставлению я уже писала по психологии идентичности. Так вот, немного про структуру идентичности в рамках символического интеракционизма Д.Г.Мида. Социологи, конечно, отвергают возможность получения представления о себе посредством интроспекции или самоанализа. Человек – социальное животное, и без общества Маугли не станет человеком. Согласно Миду, в человеке есть I (Я- спонтанная движущая сила, которая не поддается осознаванию) Me (меня, то есть объективное Я, такого себя мы видим, когда смотрим на себя глазами других, это актор осознавания, наблюдатель). Обобщенный другой – составной мысленный образ, который человек имеет о себе, основанный на ожиданиях и реакциях сообщества. Поэтому так важен круг людей и знакомств, чтобы мы инкорпорировали (то есть вмещали в себя) нужные отражения себя. Ожидания других от меня мной считываются и формируют меня. Модель психологического роста, разработанная в лоне гештальттерапии. Она представляет собой структуру, включающую в себя уровни: 1) клише, 2) разыгрывания ролей, 3) тупика (фобического избегания), 4) внутреннего (имплозивного) взрыва, 5) внешнего(эксплозивного) взрыва. Ф. Перлз считал, что прохождение всех пяти уровней избавляет человека от невроза, позволяет ему самому позитивно осуществлять контакты со средой и вырабатывать оптимальный для него ритм контактирования или ухода от контакта, делает его интегрированным и тем самым способствует обретению самости. Я буду писать только о себе – все совпадения –случайность. О своих терапевтах я тоже не пишу. Их было несколько. Пишу свой обобщенный опыт. На первом уровне клише клиент ведет себя как человек, который проходит терапию, у него есть какие-то представления о себе как идеальном клиенте и о том, как идет терапия. Почти все клиенты хотят понравиться терапевту. Коммуникация налаживается. Обычно я приносила возмущающее меня событие на неделе и в процессе терапии мы заканчивали незавершенные дела, фокусировались на телесных ощущениях. Второй уровень – это уровень социальных ролей и игр. На этом уровне люди пытаются следовать ролям, придуманным ими или навязанным другими: компетентный специалист, приятная во всех отношениях дама. Тогда я была миссис Activity и Successful - у меня было много успехов и заслуг и я по праву гордилась ими. Я всегда была в тонусе, весела и активна. Но весь мой задор фрустрировался. Я много раз порывалась все бросить от злости, но меня держало желание стать психотерапевтом и получить сертификат. Психотерапия – обязательное условие в подготовке кадров данного типа. В моей практике я никогда не фрустрирую клиентов – у них нет обязательного посещения терапии, от фрустрации многие сбегут. Мое амплуа всегда - поддерживающая мать. Психотерпевт становится значимой фигурой и заполняет бреши в отношениях с родительскими фигурами. Жестокий родитель, работающий над твоим внутренним ростом, – это испытание. Возможна ретравматизация. Третий уровень – уровень тупика, или фобического избегания – характеризуется прежде всего ощущением полной пустоты. Это состояние возникает, если человек находит в себе мужество отказаться от способов функционирования на предыдущих уровнях, т.е. отказаться от ригидности своего социального Я. Ф. Перлз считал, что терапевт должен проявлять настойчивость и даже суровость при "топтании" человеческого "эго" с целью его редукции и ослабления. У меня было ощущение, что я даже не без одежды, а без кожи хожу, одолевали разные страхи. Если сконцентрироваться на дыхании в таком состоянии, то становится легче. Во время каждого вдоха ты осознаешь свой страх, тревогу и возможность выбора. Выбрать развитие вместо страха десять раз в день – значит десять раз продвинуться к самоактуализации. Психотерапия тогда для меня была процессом внутренней борьбы и конфликта. Даже своего рода внутреннего насилия и манипулирования, процессом работы силы воли – не знаю, как у других, но для меня это было предельно тяжело. Мне кажется, я шла как-то криво, потому что насилие над собой – это все-таки не терапия. В гештальттерапии выделен целый ряд явлений, которые считаются индикаторами, свидетельствующими о нежелании клиента переходить на третий уровень, о его нежелании встретиться со своими истинными переживаниями: манипулирование, повествовательность и долженствование. Если у человека находятся силы и мужество пережить ощущение пустоты внутри себя, не испугаться его, то он переходит на следующий, четвертый уровень – имплозивный, или уровень внутреннего взрыва. Что ты собой представляешь без всех своих защит? Началось какое-то странное состояние ирреальности, эйфории, блаженности, эротичности, творчества – я грезила наяву и никак не могла вернуть себя в реальность. Я повредила ногу сильно в метро в своем таком состоянии, и даже в больнице продолжала блаженно улыбаться и витать в облаках. Потом пошли какие-то системные сбои – мое привычное окружение стало меняться и мой привычный мир стал разваливаться. Вот тут я сильно испугалась и всеми силами сфокусировалась на своих социальных обязанностях и техниках постоянного осознавания – трудотерапия все-таки работает). Внешний взрыв произошел, когда я перестала бояться конфликтов и оставалась в них до конца; Когда я ограничила круг общения и стала заботиться о себе и беречь себя; осуществлять осознанно выбор, брать ответственность за себя и свою жизнь, ценить свободу, автономность и независимость, хотеть то, что у меня есть, не сравнивать себя ни с кем, не ломиться в закрытые двери, когда я устала от понтов других, а свои растворились, когда я почувствовала отсутствие амбиций и желания конкурировать, когда по-новому пришли смирение и христианская вера. 22 авг в 23:21

Комментариев нет:

Отправить комментарий